Фото

Сергей Евстафьев Володя Женов Игорь Масленников
В память о ребятах   /в спискок статей/

Знаете, каким он парнем был...

Эта трагедия потрясла всю Сибирь. 7 мая 2002 года в горах Алтая у вершины горы Ак-тру разбился военный вертолет «Ми-8». Погибли восемь сноубордистов и горнолыжников к три члена экипажа. Командир экипажа подполковник Александр Бухаров, второй пилот подполковник Сергей Иващенков, бортмеханик майор Вячеслав Юрьев. На вертолете они выбирали площадку для спуска с вершины Ак-тру. Ошибка пилотов (а возможно, и неисправность вертолета) привели к тому, что винт машины задел за выступ скалы. Машина рухнула с высоты 3800 метров на ледник Маашей. «Черные ящики» вертолета смогли достать с ледника только спустя несколько месяцев.

Летом того же года в начале альпинистской тропы в альплагере Ак-тру друзьями погибших ребят был установлен памятник. На обелиске - разорвавшаяся звезда и их имена. Эта же звезда является эмблемой благотворительного Фонда Памяти имени Володи Женова. Володя - один из погибших в той трагедии.

Он был единственным сыном Владимира Гавриловича и Татьяны Ивановны Женовых. Потеря единственного сына - страшнее потерю трудно себе представить. И, кажется, подобное невозможно пережить. Нельзя найти в себе силы, чтобы жить дальше...

«...Он сказал мне: «Помоги им...»

Фонд Памяти имени Володи Женова возглавляет его мама Татьяна Ивановна. Собираясь на встречу с ней, мы хотели задать вопрос, в чем человек может найти силы, чтобы пережить такую трагедию? Понимали, как непросто будет Татьяне Ивановне говорить на эту тему. Однако точно знали, что ответ на этот вопрос нужен многим

- Вот вы спрашиваете о том, как человек переживает такое горе. Я не могу говорить обо всех. Я не пережила. Я пока еще и не живу...
- Татьяна Ивановна, а как возникла идея фонда имени Володи Женова?
- Я бы не хотела, чтобы связывали мое внутреннее состояние с тем делом, которым я занимаюсь. Сказать, что это дело заменило мне сына, или сказать, что я продолжаю дело сына и этим счастлива, я не могу. А как возникла идея фонда? После трагедии я находилась в больнице в довольно тяжелом состоянии. И когда начала приходить в себя, мне приснился сын. И он сказал: «Мама, помоги им...». Я спросила: «Кому им, сын?» и проснулась. После этого мы поговорили с мужем и пришли к выводу, что нужно создать фонд, который будет помогать тем, кто нуждается в помощи.

Володя успел заработать какие-то деньги. Естественно, мы не могли их тратить на себя. Они были переданы в фонд. Название фонду дала я. В полубеспамятном состоянии. Сейчас мы поменяли название фонда. Фонд поначалу назывался «Памяти Володи Женова». Видимо, я не сразу осознала, что это не только моя трагедия. Их было восемь, и память обо всех мы храним. И сегодня фонд называется «Фонд Памяти имени Володи Женова».

- Скажите, пожалуйста, идея создания благотворительного фонда была кем-то поддержана? Ведь понятно, как непросто начать подобную деятельность.
- Да, мне грех жаловаться на людей. У Володи осталось очень много друзей, которые были в то страшное время рядом. За что я им безмерно благодарна. Я благодарна за поддержку идеи фонда родителям Димы Жердева, самого близкого друга Володи, брату Кости Перелыгина Глебу и другим родственникам погибших ребят. Наши близкие друзья, коллеги помогали и поддерживали, заставляя меня чувствовать ответственность за то нелегкое дело, которое мне поручил сын.

Фонду помогают очень многие фирмы, очень многие люди. Мы называем их социальными партнерами, и всю свою благотворительную работу проводим от своего и от их имени. Я бы хотела их всех назвать. В работе я уже столкнулась несколько раз с тем, что попытки сказать спасибо помощникам фонда через прессу воспринимаются в некоторых СМИ чуть ли не как реклама.

Люди помогают по-разному. Некоторые фирмы перечисляют день™, другие помогают своей продукцией. Иногда перечисляют средства на определенные программы. Например, фирма перечисляет деньги и оговаривает, что эти средства должны пойти на приобретение обуви для определенного детского дома. Особенно это было поначалу. Сейчас нам уже доверяют, зная, что вся помощь будет оказана адресно. Разумеется, мы отчитываемся за каждый потраченный рубль. И знаете, я хочу сказать, что не умерло доброе отношение к тем, кто нуждается. Другое дело, что способные на благотворительность часто не знают, кому на самом деле их помощь требуется. А во-вторых, они не могут проследить, как эта помощь используется. Так, собственно, и было в начале 90-х годов. И многие обожглись на этом. Амы являемся как бы пгсредниками между теми, кто нуждается, и теми, кто способен помочь.

...Помимо этого, в фонде средства нашей семьи, в том числе и деньги, которые успел заработать наш сын. Владимир Гаврилович перечисляет в фонд значительную часть своей заработной платы (В. Г. Женов - директор новосибирского Муниципального банка. -«ЧС»).

- Из того, что сделано фондом, что больше всего вам запомнилось?
- Поначалу я была в каком-то тумане. Был голх сына «помоги!», и я из дома все уносила в детские дома, туда же отправлялось и все, что поступало а фенд. Потом я сказала себе «стоп!». Толчком для этого послужила история с подаренным детскому дому музыкальным центром. Через полгода оказалось, что центр бездействует. Я поняла, что надо действовать как-то иначе. И сейчас мы стараемся работать адресно. И адресно не только с детскими домами, но и с отдельными детьми из этих детских домов. Вот пример. Есть 15-й детский дом. Там есть маленький мальчик Саша, ему три года. В два с половиной года его бросила мать. Мы работаем с этим детским домом и почти всех там знаем. Нам звонят и говорят: «У Сашеньки нет зимнего комбинезона». Мы обращаемся к тем, кто с нами работает. Скажем, к Цибиковой Татьяне Ивановне. У нее есть небольшой магазин детской одежды. Потом мальчика привозят к нам в фонд, мы его здесь одеваем. И видим, как начинают блестеть у него глазенки.

Или девочку из девятого детского дома недавно отправили на кремлевскую елку. Звонит директор: помогите девочку одеть. Она вернулась из Москвы такая счастливая, у нее было красивое платье. И она как все была, без детдомовского комплекса. У меня большое желание вытягивать этихдетей из резераационного замкнутого круга. Хороший детский дом, плохой детский дом, в любом случае они должны социализироваться не тогда, когда их выпускают в жизнь. Они не должны быть изолированы от той жизни, с которой столкнутся позднее.

Вы знаете, при всех проблемах, которые возникают в детских домах, есть одна, на мой взгляд, не особенно обсуждаемая. Дети в детских домах (это не их вина) привыкают к мысли, что им все чем-то обязаны. «Мы на государственном обеспечении, нам должны». А когда они выпускаются из детского дома, оказывается, что им никто ничего не должен. В итоге, мне кажется, именно поэтому большой процент детей, вышедших из детских домов, уходят в криминал. И уходят нередко только потому, что не понимают ценности своего и чужого, А это понимание трудно воспитать в детском доме, где все общее.

- Татьяна Ивановна, а какой вы предлагаете из этого выход?
- Мы пробуем подступиться к решению этой проблемы через, не поверите, дни рождения. У нас нет возможности поздравлять каждого ребенка из детского дома с днем рождения. И мы решили разделить дни рождения по сезонам. Провели первый праздник для детей, которые родились в сентябре, октябре, ноябре. Праздник назывался «Я родился осенью». Мы провели анкетирование, узнали, о чем они мечтают. В основном на вопрос »Что бы ты хотел получить на день рождения?» дети отвечали: плеер, часы, магнитофон. А дети у нас были от четырех до 18-ти. Детей от четырех до семи мы собирали здесь, в фонде, а взрссленьких - в ночном клубе «Пульо ДК «Прогресс». За столами собралось более ста детей. Их приехал поздравить мэр. Но самое-то главное - они получили те подарки, о которых мечтали. Сейчас мы готовим такой же зимний праздник. Зачем? Чтобы у каждого ребенка появилась своя вещь. Это маленький шажок к тому, чтобы дать понять ребенку; есть свое, а есть чужое. Если он сегодня будет переживать за свои часы, то поймет, что точно так же за свои переживает другой. Я понимаю, что мы не решим эту проблему глобально, но шаги в этом направлении нужно делать.

Мы организуем и оплачиваем индивидуальные поездки детей, с тем, чтобы они пробовали как можно раньше пожить среди тех, кто живет в естественных условиях. Удачными были поездки детей совместно с театральной студией «Смайл», поездка детей из приюта «Радуга» на фестиваль на Алтай, поездка детей из детского дома кадетского корпуса в дальневосточный лагерь «Океан».

Маленьким шагом в социализации детей мы рассматриваем нашу помощь Обскому дому-интернату детей-инвалидов. Недавно четверо детей ездили в Кострому на Всероссийские олимпийские игры детей-инвалидов. Этой же цели служит проводимый конкурс юных поэтов.

Сейчас мы составляем список детей из детских домов, которые будут поступать в вузы. К сожалению, пока таких оказалось только трое. Скажем, одной из девочек нужно посещать подготовительные курсы в педагогическом университете. Конечно, фонд в состоянии оплатить ей эти курсы. Но я собираюсь встретиться с ректором, чтобы педуниверситет взял ее на подготовительные курсы бесплатно. Мне бы хотелось привлечь как можно больше людей, способных чувствовать чужую боль, чужие страдания и чужую нужду. А мы лучше потратим деньги на то, чтобы одеть девочку, чтобы она на этих курсах не отличалась от домашних детей, и будем ее опекать, когда она станет студенткой, а также и других ребят, кто поступит в вузы.

Есть у нас проект «Наши первоклассники». 30 августа мы собрали первоклассников из всех детских домов и подарили им ранцы со всем необходимым для школы. Для своих мероприятий мы стараемся выбирать необычные места. В клубах, в театрах детдомовские дети бывают. А вот когда они попадут в «Нью-Йорк Пицу»? Мы провели День первоклассника у них и вместе с ними. А накануне Нового года собрали всех первоклашек в фонде на праздник. Это был веселый праздник для ребят и одновременно отчет, чему они научились в школе. Они сами накрывали стол, для них это была такая радость.

- Нельзя сказать, что в детские дома вкладывается мало средств. Но эффект, как нам кажется, если не нулевой, то близкий к этому. Почему?
- Мне кажется, что вся ошибка в том, что детей в нормальную жизнь пытаются втащить массово. А массово вообще трудно что-нибудь решить.

- Недавно появилась информация, что фонд Памяти имени Володи Женова будет участвовать в реализации проекта строительства детского онкогемагологического Центра в Новосибирске...
- Да, на нас вышел с таким предложением американский фонд «Дети России». У них есть большой проект строительства подобных центров в России. Во Владивостоке строительство уже завершается. Второй на очереди - центр в Новосибирске. Все материалы на наше участие уже направлены в ЮНЕСКО. Мы будем аккумулировать благотворительные средства, которые будут собраны в Новосибирской области. Прежде средства, собранные в России в рамках фонда "Дети России", направлялись на западные счета. Понятно, что не всем российским бизнесменам это нравится. Люди понимают, что нам можно доверять, это понимают и в фонде «Дети России». Я не позволю ни одной копеечке уйти на сторону из фонда имени нашего сына.
«Знаете, каким он парнем был...»

- У нас всю жизнь была какая-то мистическая связь. Когда случилась трагедия, мы были в Турции. Потом мы сравнили по времени, именно в момент катастрофы у меня возникло чувство страшного одиночества.

У Володи с самого раннего возраста были живые, как бы взрослые глаза. Он оано повзоослел. Всегда был очень активным, внушение очень свободным человеком. Эту внутреннюю свободу я всегда ощущала в нем, училась этому у него. У него не было никакого снобизма.

У нас был очень тесный контакт с Володей. Отец всегда очень много работал. И даже в подростковом возрасте, когда обычно такие контакты рушатся, нам это удалось преодолеть. Лет с 17-ти он меня «мама моя маленькая» звал, мог взять на руки, покружить по комнате.

Володя был очень разным. Тот Володя, которого я знаю, его мало кто таким знал. О том, что Володя писал стихи, знала только я. Он не хотел их никому показывать. Он много читал, увлекался поэзией, Гумилев - его любимый поэт, которого он для себя открыл в 13 лет.

Наш сын - талантливый человек, и не потому, что мог писать, играл в театре, рисовал необычные рисунки, рано начал снимать камерой, увлекался фотографией.

В 10 лет освоил самостоятельно компьютер и оставил своим друзьям созданный им незадолго до гибели сайт, назвав его «Наш сайт».

Есть такой талант - быть Человеком. Сильным, светлым и бесконечно добрым Человеком, с которым надежно, интересно и комфортно. Таким был наш Володя.

В 12 лет он написал: «Хочешь иметь друзей - будь счастлив!». И нет ни одной фотографии, где бы он не улыбался. Хотя у него, как и у всех, были проблемы. Володя ведь из тех, кто всегда шагает не в ногу с «ротой». Тонкое чувство юмора помогало ему и было средством общения с миром.

Он умел дружить, как мало кто умеет

Вокруг него всегда были друзья. Для него Дружба действительно понятие круглосуточное. Он умел отдавать не обижая - это удивительное качество.

Володя окончил школу № 10, окончил Сибирскую академию гос-службы. Я не могу сказать, что он был примерным учеником и примерным студентом, ко блестяще защитил диплом. Он как-то очень торопился жить. С детства четко для себя определяя, что для него важно и что второстепенно. Не терпел насилия и умел по-мужски отвечать за свою жизнь и жизнь тех, кого он любил.

У него были энциклопедические знания, Может быть, потому, что он научился читать в три года. В пять лет начал осваивать энциклопедию. В шесть лет прочитал «Мастера и Маргариту», а в школе его заставили принести разрезную азбуку. И сказали: «Все вырезают, и ты будешь вырезать». Но он очень любил свою «десятку». Многое дала ему театральная студия «Смайл». Сноуборд - его последняя страсть. Я поняла его отношение «взахлеб» к этому непростому виду спорта, когда сама попробовала встать на сноуборд. Я ему говорила; «Я не понимаю этого. Ну, понятно, лыжи, а тут стоишь на доске...»

У Володи была такая теплая, светлая энергетика. Это не только я говорю - это все говорят. Но я это, может быть, чувствовала больше, чем другие, и мне этого сейчас не хватает, как воздуха...
Леонад КДУРДДКОВ, Александр ОКОНИШ НИКОВ, «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»